Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"Хитр, скрытн и до чрезвычайности самолюбив"(с). Веду служебно-домашний образ жизни (с)
И еще: я не белый и пушистый. я седой и лохматый.

предупредил.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:19 

появление

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
меня в списках обитателей ночи - радует ли кого? Впрочем, оно и ладно. Доброй ночи!

04:11 

Интересно...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...многим ли легко отвечать на столь просто вопрос "Кто ты?" У меня с этим как-то странно не ладится. Хотя по телефону общаюсь вполне адекватно, но в более "широком" смысле...
Или вот еще игрушка: определить себя одним словом. Не предложением, а словом... Человек? Самое простое, на первый взгляд, верно? В том-то и дело, что - только на первый...

11:22 

Счастье...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...это когда рука в руке. Когда дорогой друг - так рядом. Все равно, сколько там этих километров между нами - мы рядом, правда, Роджи? Правда, Эд? Вот и стало мне счастье. Ура. :2jump:

18:59 

Странный день

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
счастливый день! Пусть, раз уж это только наше место, все слова живут и здесь тоже. Так вот: Роджи, Роджи, Роджи, Роджи.... И так - можно до конца страницы!
Вообще же, если говорить о странности, этот денек странен не только режимом: лег спать в 12 дня, проснулся в 5; но и тем, что я _сам_ разобрался, что сделать для выхода в сеть! И сделал! Если учесть степень моего интерне-невежества - это подвиг! :cool: Да, я крут :cool:
Самому смешно...
Странно же еще и то, что - вот, были мысли! Только что! И - разбежались куда-то...
Ладно, тогда пусть будет эта "улыбка Судьбы". Такая ведь морда у "нее" милая, самое то для сегодняшнего дня!

20:36 

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
Так бывает: человек, о котором только слышал, стал страшно дорог... Это не "кумир" или что-то еще, это просто человек. Удивительный человек... Ушедший человек. Его нет здесь уже... сколько? Долго. Даже когда от его ухода прошло не больше месяца, потеря уже казалась _долгой_ Может, именно от холода несбывшейся встречи было так? или еще по какой причине - потеря стала не тише, но больше. Словно разрыв. Растет и растет. Не затягивается, нет. Пусть уже не остро, от этого не многим легче... Мой никогда-не-виденный-наяву друг, кто спросит у Судьбы: "Зачем?"... Кто поймет ее ответ?...
Прости, что так и не увидел твоих глаз... Прости, Марик...
"Это не здесь" - правда, похоже?

22:57 

Я гений - Игорь Северянин!

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
Ну, ладно, не Игорь, но все равно - гений! Умудриться испортить сеть после всего-то двух дней - не каждому дано, верно? Получить нервный срыв, набирая телефоны службы тех.поддержки - нет, это-то просто, другое дело, что выслушивать по телефону консультации на крайне мло знакомом языке, что-то понять, прийти от понятого в полный аут, а потом просто влезть обеими лапками в то, чего (предупреждали!) трогать не стоит - и все наладить! Это только я могу!!! По крайней мере, среди тех гуманитариев-естественников, что составляют круг моих знакомых, больше ни одного такого нет! А я - я сделал это! Как говориться - ура и браво нам!!!
Вот так говорят "УРА"

03:35 

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
Ночь... Черно-синий бархат... Так банально, но ведь и верно!
А впрочем, я не о том. Мысль (достаточно безумная) создать "сводник кошичьих мифов". Даже наметки есть, к примеру... Ну, вот это

Мир - многослоен. Но кроме того - мир не единственный. Вот так и получается - многослойные миры, соприкасающиеся друг с другом. (ассоциация - со связкой луковиц ;) ) В пределах одного мира слои удерживаются чем-то вроде струн... Не Лучи, как у Кинга (хотя - может, для него струны и есть Лучи? Но ведь струн гораздо больше, чем этих Лучей!), все же - именно струны. Звучащие. Так вот, спросите, причем же здесь кошки? А они эти струны поддерживают в рабочем состоянии. Мурлыканием. Посему: многие кошки так привязаны к месту - порсто именно в этом самом месте проходит та струна, которыю поддерживает данная кошка. Конечно, не каждая кошка является этаким генератором нужных частот, ведь есть же те, кто переезжает вместе со своими хозяевами без проблем и возвращений. Но они - это уже другая ситуация. Кстати же: места, где много кошек, обычно стабильны, но иногда это - прямо противоположно. Стало быть - в данном месте что-то не слава Богу, и кошки пришли налаживать работу струны... Отсюда - мои личные предположения: Египет не зря был в свое время великим! А потом пришел в упадок, вместе с культом Богини-Кошки... :( И интересно, что должно было случиться в Европе в средние века?! Столько кошек поубивали... Не из-за этого ли - чума?...

16:08 

к вопросу о жизни...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
реально-материальной. Почему в одном магазине можно купить стиральную машинку, ее даже на дом доставят... а вот подключить - облом, не подключили. Мне что, опять руками стирать?!

А из другой... Другая жизнь - да где она? ...

22:05 

О, одиночество...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
как твой характер крут! Так холодно ты замыкаешь круг... В которм - каждый живущий... Мы - одиноки. Это страшно? Это нормально? Это - то, что есть? Не знаю. Знаю только, что даже самый близкий (в любом смысле этого слова, но в данном случае - самый близкий географически) человек все же замкнут на самого себя. Не на меня/тебя/кого-то другого - в первую очередь на себя. Его "круг" можно пробить, только попав с ним в резонанс - но _как_ это сделать? Чем за это платить? И - жутенький вопрос, если вдуматься - зачем за это платить? Не проще ли примириться с тем, что твой друг замкнут внутри себя точно так же, как замкнут ты сам?
... Или... Или все же - возможно прорваться???

03:57 

этот сон...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
... не будет интересен никому. Этот сон - отражение не-меня, или не-здешнего-меня. Этот сон приходит незванным, и я держу его, как держат воду в ладонях... Не уходи от меня, сон мой... Прошу тебя, не уходи. Мне легче становиться не-мной, легче быть тем, кому этот сон принадлежит по праву. О да, его право бесспорно! сколько же он отдал за такое... право. Скажи, тот-кто-должен-видеть-этот-сон, скажи, ты успеваешь поверить в то, что все возможно изменить, искупить и исправить? успеваешь поверить до того, как проснешься?... Скажи мне, Май... Я сохраню это в тайне, если ты попросишь, я пойду исполнять вместо тебя - если так тебе будет легче... А ты - постарайся успеть поверить.

05:59 

"День бесконечен...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...время не течет..." Это - Дольский, не я, но что-то слышится родное, особенно, когда понимаю: вот, сегодня то же, что и вчера, а завтра будет то же, что и сегодня... Разницы в датах не замечаю напрочь - кажется, что июнь еще не прошел, а уже половина июля - как не было...

11:37 

раз не обязателен...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
то и нефиг! Странное дело - ровно тогда, когда надо бы что-то записать, мысли, как вода, просто утекают... Я есть? Меня нет? Разговор про "хозяев" так довел? Или еще одна странность: есть человек, который дорог. Это же чудесно, не так ли? А есть еще один человек, который тоже дорог не меньше... И еще - который просто дорог и которому доверяешь, неведомо почему... А есть и еще одно чудо, сто лет не виделись, но я даже не в состоянии написать ему (чуду)письмо, хоть бы и электронное... Почему????? И - вот еще одно почему, не менее громкое, жалобное и отчаянное: почему все те, кто дорог, оказываются или далеко или просто несовместимы? Почему я так часто "пролетаю" в своей дурной надежде, что раз уж люди дороги мне, то и друг друга примут так же легко и естественно? Почему это возможно только в малой дозе, в чем-то несерьезном, в словах, сказанных мельком в разговоре, мол, да, хорошо, что у тебя есть еще с кем говорить... пока меня нет рядом... А при чем-то большем - нет, обрыв, обиды - вот, забросил меня, все, я тебе не нужен, у тебя есть кто-то еще... А я не могу выбирать!!! И не хочу! И - не выбираю... Вернее - я выбираю молчание.
Вот и умолкаю...

11:39 

уведи меня, дорога...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...хоть куда-нибудь...

18:24 

кошки...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
всю ночь душевно общаются под окном. Первый этаж (по высоте второго) не способствует тишине... Ну и ладно! Пусть общаются зверики - они не включат восточную музыку, не станут возмущаться лишний раз... Много лучше любых других соседей!

20:39 

доводить до...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...логического абсурда некую теорию - это я просто обожаю! Вот, до-доводился... ;) Теперь изобретаем эльфийскую медицину - что мне, людской не хватает? Вот что значит - безработица! И мозги занять нечем... ;) :tongue:

А еще есть такая весЧ, как "аська". Одни сюрпризы от нее! К примеру: вчера был разговор "на троих" одновременно, а ведь мог бы и на четверых! Зато потом - без предупреждений, один из "со-асьников" просто отключился... Обидно!

04:55 

вот, к чему бы это?

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
ветер замки из песка
разметает на прощанье
все песочная тоска -
за одно воспоминанье:
морок-ветер-черный лед...
и - кому какое дело,
что сейчас произойдет?
белым светом, снегом белым
и нетронутым листом -
точка-точка-запятая
до-отвеченным письмом
заклинаю, сам не зная,
кто откликнется на зов?
от кого держу заклятье?
...


....и - на этом все обрывается.... Знать бы хоть - ну, к чему это?;)

18:33 

Заготовки...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
к рассказу... или чему-то еще. Вобщем, вот.


Они шли так, словно весь Город принадлежал им одним. Одинаково одеты – темная форма, конечно, форма, что же еще. Непривычно, он не страшно, вернее – не это страшно. Что-то другое, что-то… Да что же?! Кто это?
- Полиция. Парень, ты откуда такой?
Улыбнуться. Улыбайся же, кретин!
- Как хорошо Вы думаете о нашем добром мире! По-вашему на Окраине полицейские тоже ходят в форме?
- А, вот ты кто… - Толстячок смотрит на меня до смешного покровительственно, словно уж он-то живет в самом что ни на есть Центре! А на деле… А вот на деле этот симпатяга в нелепой шляпе колокольчиком здесь всего-то третий раз в жизни. Но так даже к лучшему: он не подозревает во мне чужака. Слава Богу.
- А здесь ты что делаешь? – Интерес вполне безобидный. И выдает провинциала с головой: я уже знаю – старожилы Центра культивируют сдержанность.
- У меня здесь тетка, а у тетки – дочка… - От моей милой улыбки у меня свело щеку, но она необходима, эта улыбка: она моя единственная защита и единственное оружие в этой жизни. Единственное, но действенное, по крайней мере – пока. Вот, и толстячок купился – тоже улыбается до ушей. А уж хитро-то как!
- Молодец, парень! Ох, ты и жук! Дочка-то хоть хорошенькая?
Я не умею краснеть, поэтому отвожу глаза. В сочетании с моей улыбочкой это выглядит, как «милая застенчивость влюбленного провинциала» – именно то, чего толстячок от меня и ожидает. Он хлопает меня по плечу:
- Ну, удачи тебе, модник! – и поясняет: - Очки у тебя классные – самая модная штучка в этом сезоне!
- Спасибо, мне тоже нравятся… - бормочу я, и толстячок, вполне довольный беседой, уходит, даря мне на прощание свою мысль: «Ну, дочку эту он быстро окрутит! Вон какой синеглазый, девки таких любят…» Синеглазый… О, черт! Все-все, успокойся! Он уже ушел.
И эти прошли. Полиция. Ох, да что же так!… Выворачивает просто. Я не трус, но… Но это выше моих сил! Те, кто создал меня, неужели они не подумали о такой простой вещи? Неужели вы не подумали? Вы были так щедры ко мне, Создатели… Я могу раствориться в толпе, как соль в воде, я могу влюбить в себя любого, я могу уловить все тайные желания, настроения и мысли и я никогда не обману чужих ожиданий, но, Создатели мои, неужели война ничему вас не научила? Неужели вы так и не поняли, что в мире людей не эмпатия нужна, а защита?! Броня. Изнутри и снаружи. Чем мне защитить себя здесь? улыбкой? Или этими дымчатыми стеклами, каждое из которых я готов расцеловать?… Ведь они спасли меня сегодня. Пригасили рвущееся из глаз синее пламя – клеймо моей непохожести. Я неуязвим, но лишь до тех пор, пока спокоен. Пока сердце не взламывает ребра от страха или счастья. До тех пор, пока мои глаза остаются темными.
Они напугали меня. Не могу понять, чем именно, да и не стоит думать об этом сейчас. Я еще не один, не за запертой дверью, так что первым делом нужно успокоиться. Отдышаться. Осторожность – тоже своего рода защита. Особенно, если нет никакой иной.

***
Как все оказалось легко и просто! Вы были правы, Создатели мои: для той цели, ради которой я здесь, ваши дары подходят лучше всего. Милая улыбка, гибкое тело, искушенное в ласках – смешно так говорить о самом себе, но… Это ведь не совсем я, это… У людей я нашел подходящее слово – арсенал. Набор оружия и прочих штучек. Так что и улыбка, и тело – лишь только арсенал, только орудие. А я… Не знаю. Не знаю.
Я родился на стыке созвездий. На переломе. Сколько символики вокруг одного меня! Может, так и надо? Чтобы с самого начала помнил: я – Полукровка. Кажется, это обстоятельство должно было, по идее моих Создателей, сделать меня «своим для всех», но… Наверное, я – дефектный экземпляр, ха! С самого начала я помнил о том, что я – Полукровка, и с самого начала ощущал себя для всех – чужим. Мама не хотела, чтобы я родился. Нет, не так, зря я на нее наговариваю. Она, конечно же, хотела, но – дочь. Извечный материнский инстинкт – защитить свое дитя, особенно – еще не рожденное, особенно – от той участи, что меня ожидала. Участи… Но какой? Как назвать меня - воин? Смешно. Я не воин, но участвую в войне. Разведчик? Тоже не подходит – что я такое разведываю в Доме Развлечений, эротические пристрастия горожанок, что ли?… Тоже не то. Я… Я – пробный камень, эксперимент, попытка, не больше. Хотя, куда уж больше! Когда подбирали мне имя, искали то, что ближе всего к именам людей. Эти имена редко несут какой-то смысл, вернее, раньше наверняка несли, но с течением времени утратили его. Мое имя… Так вышло случайно, и все же… Мое имя переводится на язык сирен, на ваш язык, Создатели мои… На тот язык, что я – с рождения! – считал своим. На этом языке мое имя означает – надежда.
Я – надежда.

***
- Это сенсация, господа! Такого вы еще не видели, верите ли, я готов подарить его своей жене на день рождения!
- Однако… А Вы не боитесь, что…
- Господа! Это не человек, это мечта! Страшно жалко, что у него нет сестренки – такая девочка была бы украшением любого Дома!
- А мальчик что, хуже?
- О, что Вы! Но представьте, как работала бы такая пара!
- Вы заинтриговали меня. Он выступает сегодня, не так ли?
- Да, конечно. Он выступает каждый день.

«Он» – это я. Это я выступаю – сегодня и каждый день. О, как вы были правы, Создатели мои! О, как страшно вы были правы… Страшно? ну уж нет! Прекрасно. Великолепно! Я иду. Сегодня – большой день, Дом представляет новую программу. Мы должны не просто понравиться, мы должны покорить всю публику, всех и каждого! Женщин, многие из которых выберут меня, мужчин, которые решат подарить меня своим подругам, словом – всех. Вы ведь этого хотели, Создатели мои!… Самое смешное, что и я не против.
Я иду. Я – надежда, ставшая чужой мечтой.

Я был создан с одной целью – проверить, можно ли победить в войне, не воюя. Мы – я говорю так только о сиренах, ведь «мое племя», полукровки, уже стали прошлым, частью легенд и страшных сказок – мы не в состоянии вести войну по законам людей, мы совершенствовали самих себя, а не свое оружие. Сирены слишком тесно связаны друг с другом, в этом и сила их, и слабость: знания одного могут быть доступны всем, радость одного разделят все, но и смерть одного отзовется в каждом… Мы… Они… Нет, я не знаю, как сказать. В чем-то мы сходны, но в чем-то и различны – все же я не вполне сирена, да и человек из меня… Как минимум странный. По идее эти странности должны играть мне на руку, но… Бывает по-всякому. Создатели мои… Был ли я и для вас чужим? Или во мне вы видели только орудие? Никогда не посмею спросить вас об этом! Ведь это всего лишь страх, порожденный непониманием – не более того. Тут я похож на людей – разделенных и потому всегда одиноких. С самого рождения. В этом и слабость их, и сила: чувства одного закрыты от другого, любую мысль, любое душевное движение необходимо облекать в слова, несовершенные понятия, значение которых различны для всех… Но и боль одного не заденет других… Такая вот странная свобода…

***
О нем знали только одно – он фантастически хорош. И внешне, и на сцене, и – главное – в постели. Одна из многих женщин, кто был с ним, делясь впечатлениями с приятельницей, обронила, мол, этот парень не может быть настоящим, он больше похож на сладкий сон. «Или, вот,» – добавила она, - «раньше, говорят, в лучших Домах работали такие специальные создания – их еще называли полукровками, может, из-за сирен, но они, говорят, такое умели!… Вот и об этом пареньке можно будет дочкам сказки рассказывать. Чтоб завидовали!» Кто знает, как и из чего складываются легенды? Но Марис, «золотой мальчик», «мечта, а не человек» и т. д., за короткий срок успел стать почти легендой среди обитателей Восточного Центра. Как, впрочем, и Северного. Разве что на Окраинах, где людям в большинстве своем не хватало времени и денег для посещения Домов Развлечений такого класса, еще не слышали о «диковинке из «Радуги»! Дом Развлечений «Радуга» славился тем, что «здесь Вам предоставят весь спектр наслаждений», и те, кто (в силу разных причин) не мог рассчитывать на физическую близость с Марисом, приходили в восторг от его пения и игры на флейте. Словом, были все условия для того, чтобы на Мариса началась «мода», причины возникновения которой порой не менее причудливы, чем у какой-нибудь легенды.

***
- Марис! Ты чего так сидишь? Эй, что с тобой?
- Нора? Скажи… Скажи, что я сегодня не выйду…
- Ты с ума сошел?! Марис, ты сошел с ума? Как это – ты не выйдешь? Ты что, заболел?
- А?… Д-да…
- Что с тобой?
- …Голова болит.
- Так сильно?
- Жутко. Глаза открыть больно.
- Знаешь, а давай я тебе таблетку принесу, а? Классное средство, мне за пять минут помогает! А то там уже полный зал, а ты же у нас – гвоздь программы…
- А кто пришел?
- Да полно народу! Ну, издатель с женой, потом, директор третьей верфи – эта тетка на тебя еще с прошлого раза запала, помнишь? Ну, кто еще… Аристократия всякая, потом эти, как их… Не помню, короче – тоже шишки. А, еще три полицейских чина, двое – какие-то новенькие, а одного я знаю, козел такой старый, вечно со своим зарядником шляется, даже в постель с собой эту пакость берет, представляешь?
- Зарядник? Штырь такой белый, да?
- Н-ну да… Блин, Марис, ты как будто вчера родился! «Штырь, белый»… Штырь – это ручка, ну, рукоятка, там всякие батарейки, эти, как их… Элементы питания, вот! А рабочая часть – это такая длинная, вроде кнута, штука… Правда, она, если надо, как-то закрепляется, тогда зарядником можно метра за три человека достать…
- Человека?
- Ма-а-рис! Ну, не притворяйся ты, а? Или ты…
- Я не притворяюсь, Норочка, я тебя не слышу почти. Что ты там про таблетку говорила?
- Ой, я балда! Прости ради Бога, я уже бегу. Потерпи, одну секундочку!
...Зарядник, значит. За три метра человека можно достать… Ну-ну. Не знаю, что насчет человека, а вот меня достать получилось и с большего расстояния! Все же моя эмпатия меня в итоге и доконает. Но – спасибо Норе – сейчас уже не так страшно. Смешное я существо! стоит разложить страх на составляющие, и мне уже легче. Да, намного легче, думаю, что можно будет не беспокоиться по поводу выступления. Теперь я не боюсь – значит, и на сцене не испугаюсь. Тогда, еще «до всего», когда я только обживался в Городе, да, точно, когда нарвался на толстячка в шляпе-колокольчике, меня ведь именно эти зарядники напугали… Белые штыри, матово-белые, как высушенная кость. Не форма, не строй – зарядники. И – лица. А сегодня что? Наверное, сначала лица, а уж потом я и зарядники разглядел… Но – к черту всю эту канитель! Мне скоро на выход!
- Норочка, кто сейчас на сцене?
- Ожил? Может, все-таки возьмешь таблетку? А на сцене… Айша с Леей. Вернее, Лея с Айшей. Тогда я пойду, а то после них девчонки танцуют, а я еще второй глаз не накрасила.
- Конечно! Спасибо тебе, Норочка!
- За что? Смешной ты, Марис!
Норка… Это кто еще из нас смешнее! «Айша с Леей» - естественно, в ее возрасте белая питониха Айша важнее Леи, с которой они гримерку делят! Ну, а после девочек уже и мое время подойдет, так что... Где тут мои шмотки?

«Радуга», как и прочие Дома такого уровня (еще пять, если говорить точно: «Розовый Сад», «Ярмарка», «Звезда», «Нагой Ангел» и «Колесо Превращений»), была целым комплексом: не только залы (для танцев и - отдельно - для выступлений), ресторан и «приватные комнаты», но и квартиры для артистов, предоставляемые за вполне приемлемую плату - 2% от заработка. 12 квартир в две или три комнаты со всеми необходимыми удобствами располагались на двух последних этажах здания Дома, но заняты были только шесть, так как большинство артистов, жители Восточного Центра, предпочитали собственное жилье, более комфортное - или более привычное. Семеро обитателей шести квартир пользовались «гостеприимством» Дома по разным причинам. Для Леи, у которой была еще квартира в Южном Центре, причиной стала ее «коллега» - белая питониха Айша: ездить с такой зверюшкой каждый день на работу весьма проблематично, а оставлять Айшу неделями без присмотра... Рискованно, особенно если учесть, в каком «тесном контакте» проходят выступления! Семнадцатилетняя Нора сбежала из-под родительской опеки, танцовщицы Юта и Марэн - от соседей, невзлюбивших эту парочку; Алеф, иллюзионист, и виолончелист Йорган просто экономили на аренде, а Марису, по его собственным словам, было «все равно, где жить, лишь бы не на Окраине». Днем, в свободное от репетиций время, народ собирался в холле верхнего этажа. Играли в карты, болтали, порой даже отмечали дни рождений, словом - общались. Почему-то самой частой темой разговоров были воспоминания детства - странно, но даже Норе было, о чем вспоминать, хотя уж ее-то детство даже и окончиться толком не успело! И еще одна «странность» - Марис в основном слушал, хотя для жителей Центра прошлое «человека с Окраины» представлялось чем-то необыкновенным и очень романтичным. Его пытались разговорить, но почти без успеха: Марис только отшучивался. Та часть Города, где, по собственным словам, Марис жил до переезда в Центр, - Юго-Восточная Окраина - была наиболее беспокойным местечком мегаполиса. Там постоянно вспыхивали какие-то беспорядки, одни группировки выясняли отношения с другими; муниципалитет там периодически что-то перестраивал (зачастую - без толку), словом - Юго-Восточная Окраина не являлась идеальным местом для жизни. Особенно - для существа, подобного Марису.

- Нет, ты все-таки расскажи, как ты там жил?
- Обыкновенно. Поверь - совершенно обыкновенно. Только гораздо скучнее, чем теперь.
- Не верю! Там же всякие... Банды, прочее... А ты был в банде? Марис, скажи, был?
- Вот еще. Да и кто бы меня взял? Норка, все эти романтические сказки...
- Почему сразу - сказки?
- Потому. На Окраинах такая же жизнь, как и везде... Почти такая же. Только больше грязи, скуки и канители, а так...
- Ну, Марис, на вас глядя, про грязь как-то не думается... Ваши аристократические манеры...
- Спасибо, конечно, но... Мне просто повезло.
- В чем?
- Ой, Марис, а может, ты - незаконнорожденный принц?
- Норка! Сказок меньше читай!
- Да ладно тебе, Юта! Может, это правда! Марис, скажи, я угадала?
- Нет, конечно. Что за ерунда! Откуда в наше время принцы? Хотя я, конечно могу ручаться только за мамину линию...
- Что за «линия»?
- ...Линия родословной, Йорган... Так что в одном ты права, Норка, я действительно незаконно-рожденный, но уж точно - не принц. А повезло мне с учителем, и весь мой аристократизм - только его заслуга. Его школа танцев была самой лучшей на Юго-Востоке... Если бы не пьянство - не я учился бы в его школе, а детишки из Центра! А так...
- А как звали твоего учителя? А то мой тоже здорово прикладывался, потом и класс его закрыли. Может, он и тебя учил?
- Вряд ли... Ты ведь из Центра, Юта? К тому же, когда ты училась, я уже сам учил...
- Ты?
- Недолго. На Окраине танцы и хорошие манеры мало кому нужны. Это же - не боевые искусства! Так что я постарался перебраться в Центр, и, как видите, мне повезло. И вот я здесь!
- Мало кому из ваших так везет.
- Да, это верно, Вы правы, Йорган. Большинство как-то незаметно пропадает... Или - пополняет ряды обитателей Портовых Кварталов, ну... Что тут сказать? Люди с Окраин на многое готовы, лишь бы не возвращаться. Так что, видишь, Норочка, никакой особой романтики! А теперь простите, господа, я вас покину.

Не сейчас! Все хорошо, я спокоен, я легко улыбаюсь, я иду, а не бегу, все хорошо... Наши, молодцы, ни задерживать не стали, ни спрашивать. Мы, чужие игрушки, ценим и уважаем потребность в уединении - и не только свою, ведь не так уж часто оно нам достается! Вот так. И дверь запереть. Никого? Ну, конечно же, кому бы тут быть, кроме одного идиота... Вот и... о, Боже! На диван, да, вот так и лежи... Идиот! Какой же я идиот! Дур-рак, тупица! «Наследственная линия», ты бы им еще про хромосомный набор рассказал!... Мальчик, блин, с Окраины! А учитель? Еще бы Юта не спросила - счастье хоть, что я имени не назвал! Марис, ты идиот! если уж забираешься в чужие души, то головой своей-то думай!... Ох, да что же так... даже не вздохнуть! И успокоиться не получается - заколдованный круг какой-то!.. Ладно, ладно, все уже... Да и не так уж плохо в итоге получилось! «Линия родословной», а что? вполне подходящая для провинциала речевая ошибка... А то нашли, понимаешь ли, аристократа! «Незаконнорожденный принц» - ну, Норка! Кто бы мог подумать...
Да, Создатели мои, это была хорошая идея: «мальчик с Окраины» - никто, ничто и звать никак... А главное - никаких «знакомых из прошлой жизни», гарантировано. Оно и понятно: там такой муравейник!... Подумать только - до чего романтические ходят о нем легенды... И до чего, оказывается, всем теперь любопытно послушать про мое «Окраинное детство»... Насочинять им, что ли , чего-нибудь... Ладно! насочинялся уже! Впрочем, можно что-нибудь придумать - на всякий случай, в тишине и покое, что-нибудь нейтральное и неприметное. Может, после этого наших перестанет интересовать мое детство...
Мое детство... Мое настоящее детство... Как о нем рассказать? О прекрасных островах далеко в океане, о подводных городах, о звездах и дельфинах, о том, как пахнет ветер на рассвете, о мелководье, просвеченном насквозь полуденным солнцем, о невероятных оттенках закатного неба... И об одиночестве. О полном одиночестве, столь полном, что иного способа жизни себе и не представляешь... И даже не мечтаешь об иной доле - потому, что не знаешь, что это - иное!... Помните, Создатели мои, вы учили меня тому, что сиренам с рождения - как дыхание! - свойственно: входить в «хоровод» объединенного сознания... Помните? я - помню. Жуткую панику, когда почувствовал первое прикосновение чужого разума, чужой души; свои нелепые, робкие попытки удержаться, удержать - так неопытный пловец, судорожно закидывая голову, бьется в волнах, цепляясь за скользкую доску... Я не говорил вам, но я помню: чью-то - я не знаю, чью, и не хочу знать! - брезгливость, словно для этого кого-то я был выброшенной на берег медузой, жалкой и противной... Тогда я не удержался в общем «хороводе» - меня вышвырнуло вон... Наверное, тогда я понял, что обречен быть чужим - даже для вас, Создатели мои! Даже для вас... Вы не помните? - я помню: ребенок одиннадцати лет, с уверенной улыбкой говорящий: «В следующий раз я продержусь дольше!»... Поверили ли вы моей улыбке?...
Нет, я не плакал - ни тогда, ни потом, в тот «следующий раз», когда и войти-то не получилось из-за страха вновь почувствовать себя медузой на берегу... Нет, я не плакал. Эта боль оказалась уже - за пределом слез...
Конечно, я научился - трудно и медленно, с потом и кровью, но - научился входить в «хоровод» самостоятельно. Я и сейчас могу, если станет совсем уж тяжело, позвать, попросить о помощи. Да, я могу и у меня есть на это право, но я не воспользуюсь им - разве что умирать буду! Нет, не из страха. И не из гордости - что мне гордость! перед вами я всегда был и останусь «всего лишь Полукровкой», вечным учеником, не более... Просто - в память об одном дне. Дне, когда я в первый раз прошел весь «хоровод». Какой это был восторг, какое счастье: я могу и я - не один!
Сначала - могу, а потом - волной, приливом, крылом рассвета: не один! Я больше не чужой - что еще мне могло быть нужно! Разве что - то последнее прикосновение,... когда иная, но самая близкая, самая родная мне в тот миг душа коснулась меня - словно по голове погладила: «Молодец, малыш. Ты здорово вырос, дружище, ты здорово вырос!» - и всё... Ради счастья этого воспоминания я выдержу все, что угодно! Все, что угодно, Создатели мои. Я выдержу.

***
Вечер. Абсолютно обособленное время, словно длинное тире между суетными деловыми днями. Вечер и ночь, что идет следом - дивной феей в сверкающем плаще или уютной пушистой кошкой на мягких лапах - кому что! Но вечер - это вход в иной мир, разный, но необходимый всем мир снов и фантазий, мир передышки, мир бегства от реальности - хоть какого-то! Вечер. Он уже здесь, дверь открыта, входите! Это - только ваш вечер, ваш иной мир, вы свободны в нем! Конечно, если вы - свободны...
А для тех, кто делает вечер - вечером, праздником, иным миром, что ж, для этих есть иные утешения. Подсчитывать выручку, например, или срывать аплодисменты... Или - просто наблюдать за пестрой переливающейся толпой, что проходит мимо... Кому что!



(Она прекрасна. Это – мой счастливый дар, умение, свойственное мало кому из людей и абсолютно естественное для моих Создателей. Я вижу красоту в каждом, вижу людей такими, какими они мечтают быть. Но она действительно прекрасна! Реальное и идеальное в ней так гармонично, так… Музыкально. Она похожа на легкую, нежную мелодию. Для нее подойдет звучание флейты. Сегодня я существую только для нее. Только для нее.
Она прекрасна. Нет никого, кто мог бы сравниться с ней. Какая она нежная! Ей хочется моей нежности и ласки – о, с какой радостью я буду тем, кто ей нужен!)


(- Имя.
- Марис.
- Род занятий.
- Работал в Доме развлечений «Радуга».
- Происхождение.
- Оставьте меня в покое.
- Происхождение.
- Зачем вы спрашиваете меня об этом? Я не понимаю смысла ваших вопросов…
- Происхождение.
- Что вы хотите от меня услышать?! Бога ради, я не…
- Добавить.
- Нет! Не… пожалуйста, я не… Нет! Не надо, нет! Я… я – полукровка, вы это хотели услышать? Но ведь это же не происхождение, это…
- Цель нахождения в Городе.
- Я не понимаю…
- Добавить.
- Но я действительно не понимаю! Почему у меня должна быть какая-то цель?! Прошу вас, не… не на… Нет!…
- Цель нахождения в Городе.
- Я не знаю… У меня нет цели… Я просто живу… Поверьте мне!
- Добавить?
- Не надо! Что вы хотите от меня услышать?! Что я… Я даже представить не могу, какую цель мне выдумать, чтобы вы… чтобы… Чтобы меня больше не трогали…
- Выдумывать не надо, нужно сказать правду, и никто тебя больше не тронет.
- Но я говорил правду! У меня нет никаких целей, я просто живу. Какая цель может быть у меня?!
- Увести. Он, кажется, еще не созрел, чтобы правдиво отвечать на вопросы.)

13:53 

Шаманство...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
только эльфийское. Жалко было бы потерять, впрочем, на форуме оно никуда не денется... Но - а может, и здесь кому-нибудь поможет?

...до корней промерзший камень
нежно обвивают травы,
укрывают, согревают
теплым мягким покрывалом...
...черный лед возьму в ладони
и дыханием согрею -
станет талою водою,
утечет далёко в море...
...все снежинки всех метелей
станут искрами в сиянии
высокого костра,
станут звездами улыбки
в теплых ласковых глазах...
...будет свет и будет праздник,
хоровод, ладонь в ладони,
будет смех и будет танец,
будут звезды плыть по рекам,
целый мир тепла и света,
он зовет тебя, веселый,
он зовет тебя, поющий,
он зовет - и ты услышишь,
он зовет...

...ты - возвращайся....

14:16 

Подарки...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
...нет, не судьбы - но того, кто сам Судьба (друг-Судьба по Кингу)! Спасибо!!!! Я слушаю "Furia", Калугина - это только малая часть чуда, поверьте! Могу цитировать километрами - "Весна", "Гимн", "Восхождение Черной Луны" - пробирающие до дрожи в позвоночнике... И при этом - страшно стебные "Настасьино2" и "Москва Православная" - как у него получается все _это_ так сочетать?! Я в дичайшем восторге!

17:04 

без названия...

["висел и не раскаялся" (с)] [Так тому и быть: Да значит да; От идущего ко дну не убудет; А в небе надо мной все та же звезда; Не было другой и не будет.(c)]
этот шелк, этот свет, эта горькая соль,
вся вода всех морей, что нас так разделили,
где порез открывает последнюю роль -
были мы - или просто: когда-то мы были...

ты вернулся, но я не смогу рассказать,
как вода, оставляя следы на песке,
тянет радость к последней безмерной тоске -
не найти, не услышать и не удержать

если время разорвано - кто же сошьет,
кто протянет ладонь через сумрак морей?
Ты вернулся домой? или наоборот -
это дом твой пришел к тебе песней дождей?...

от первого лица

главная